English

Таисия Осипова. 10 месяцев в СИЗО

Автор:

В апреле 2003 года 18-летняя активистка Национал-большевистской партии* Таисия Осипова вышла на сцену Смоленского областного драмтеатра и со словами:  «Вы живете за счет простых смолян, вот вам привет от НБП!» ударила губернатора Виктора Маслова, выступавшего на третьем Смоленском народном соборе, собранном по инициативе Смоленской епархии, Земского движения и администрации Смоленской области, букетом гвоздик по лицу, после чего спокойно прошла в зал.

Девушка была задержана и обвинена по ст. 213 («Хулиганство») и ст. 318 («Насилие по отношению к представителю власти») УК РФ.

Тогда Ленинский районный суд г. Смоленска приговорил Осипову к году лишения свободы условно сиспытательным сроком на год. Смоленский областной суд оставил в силе решение районного суда. Вещдоками были засохший букет цветов и видеозапись события…

За семь последующих лет многое изменилось в жизни Таисии. Появился ребенок, благополучный и надежный дом. Одно осталось неизменным – тесная связь с политической оппозицией существующей власти. Муж Таисии – Сергей Фомченков, член исполкома недавно образованной партии «Другая Россия»**, ответственный за подготовку регистрационных документов партии для Минюста.

Итак, в  ноябре 2010 года сотрудники Центра по Противодействию Экстремизму (ЦПЭ) по Смоленской области врываются в частный дом, где жила с пятилетней дочерью Таисия. Этот день надолго изменил жизнь семьи Фомченковых.

Мероприятия по подбрасыванию свертков с серо-белым веществом и меченой 500-рублевой купюры возглавил старший оперуполномоченный ЦПЭ Савченков Дима. В ходе инсценированного обыска оперативные сотрудники недвусмысленно дают понять Осиповой, что главный их интерес – ее супруг – Сергей Фомченков и, при должной сговорчивости, она сможет избежать уголовного наказания по вмененной ей ст. 228.1 («Незаконные приобретение, хранение, сбыт наркотических веществ»).

“Твоя дочь вырастет без тебя”, – заявляют оперативники после отказа Таисии давать какие-либо показания против мужа. Вся картина событий обыска и захвата разворачивается на глазах пятилетней дочери Таисии – Катрины. Ребенок видит, как маму заковывают в наручники и укладывают лицом в диван, как мучают электрошокером любимую собаку, как переворачивают вверх дном привычные домашние вещи… В этот день обыск проходит и в квартире матери Сергея Фомченкова. Сотрудники ЦПЭ под руководством другого оперативника – Пьянченкова, ищут там уже самого Сергея. Спустя пару недель, 8 декабря – в день рождения Сергея, туда также ввалится группа сотрудников милиции. Один из них сообщит, что он из инспекции по делам несовершеннолетних. Опять не найдя там Сергея, они проведут фактически допрос пожилой женщины: интересуются отношением родителей к дочери, наличием у них вредных привычек . Будут копать под лишение родительских прав «политических».

Стоит подчеркнуть, что именно лишением родительских прав угрожали Осиповой сотрудники центра «Э», сопровождающие  уголовное дело против неё, это был еще один дополнительный аргумент надавить психологически на участников событий провокации. Таким образом, коллеги «антиэкстремистов» из ПДН попытались помочь тем выполнить свои обещания, подтверждая, что в своей политике провокаций и шантажа, сотрудники МВД пойдут до конца, используя самые изощренные методы воздействия.

25 ноября в Заднепровском районном суде г. Смоленска состоялось заседание суда по избранию меры пресечения для Таисии Осиповой. Заседание состоялось в закрытом режиме, никто кроме адвоката в зал допущен не был, а двор здания на Гагарина, 15 был заполнен сотрудниками центра «Э».  Решением судьи Дворянчикова Евгения Николаевича, был избран в качестве меры пресечения арест и Таисия была отправлена в СИЗО. В ходе слушаний по делу защита указала на фальсификацию и политический заказной характер дела, указала, что нет обоснованного подозрения, что Осипова совершила преступление, в данном случае речь может идти только о провокации и подлоге.

Как выяснилось позже, уголовное дело было возбуждено 01 ноября 2010 года по статье 228.1 УК РФ. Инициировали и сопровождают дело оперативники Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) УВД по Смоленской области. Они же и отыскали некоего «засекреченного» свидетеля, давшего показания на Осипову. Ведущий следователь по делу игнорировал законное право адвоката на получение сведений о таинственном «свидетеле», мотивируя отказ тем, что в рамках программы по защите свидетелей настоящая фамилия свидетеля не может быть разглашена. В материалах уголовного дела свидетель значится под псевдонимом “Тимченкова”…

Необходимо отметить, что в действительности не было никаких законных оснований для «засекречивания» свидетеля. Просто против политической активистки был использован отработанный годами механизм милицейских «подстав».  Но об этом Таисия узнает  уже в СИЗО от уже имевших подобный опыт сокамерниц. Помимо  этого, ей объяснят зачем опера тщательно документировали на фотокамеру предметы интерьера: подставной свидетель должен суметь, когда понадобится, подробно описать обстановку квартиры, в которой никогда не был..

За время досудебного следствия тяжело больной Таисии приходится пережить несколько приступов гипогликемии (состояние близкое к коме), однако никаких шансов на человеческое отношение, на перевод в тюремную больницу и нормальное медицинское обследование речи не идет. Неоднократно подавались жалобы на условия содержания. Вместо этого администрация СИЗО вынуждает Таисию подписать бумаги об  отсутствии  претензий к условиям содержания в изоляторе. Тем временем, следователь Иванова Светлана Александровна в рекордные сроки (менее месяца после ареста Таисии) сообщает об окончании досудебной стадии следствия и о передаче материалов уголовного дела в суд с окончательно сформулированным обвинением по ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, предусматривающей от 8 до 20 лет лишения свободы.

С первых же судебных заседаний становится очевидным, что в деле попросту  отсутствуют объективные доказательства вины Таисии, а имеющиеся доказательства сфальсифицированы. Обвинение апеллирует только к письменным показаниям оперативников ЦПЭ, понятых, являющихся, как выяснилось на суде, активистками движений «Наши» и МГЕР, которые обеспечивают политическое прикрытие оперов по этому делу, и  пресловутого «засекреченного» свидетеля, скрывающегося под псевдонимом «Тимченкова», которая, к слову, прямо в суде признается в давнем сотрудничестве с милицией, а соответственно, является заинтересованным лицом. Все без исключения свидетели обвинения дают путанные, противоречивые и заведомо ложные показания, которые ставят под сомнение не только законность процесса, но и объективное и беспристрастное рассмотрение уголовного дела по существу предъявленного Таисии обвинения. Следующим существенным проколом обвинения стало появление в деле распечаток телефонных соединений понятых в дни контрольных закупок. Они были предоставлены суду по инициативе защиты компаниями сотовых операторов. Анализ времени телефонных соединений и расположения базовых передающих станций (биллинг) в эти моменты полностью расходятся с данными в подписанных протоколах «контрольных закупок». Понятые так и не смогли пояснить суду, каким образом это могло произойти. По делу получается, что понятые фактически отсутствовали на месте составления и подписания протокола. Соответственно у суда должно возникнуть обоснованное сомнение в правдивости и правильности показаний понятых.

Вторым объективным доказательством невиновности Таисии Осиповой стала видеозапись с обыска в доме, которую следствие поначалу даже отказалось предоставить для рассмотрения в суде. На видеозаписи отчетливо видно, что оперативники «нашедшие» наркотики, находятся в кухне одни, в то время как все понятые и сама Таисия сидят в другом помещении – комнате, из которой кухня совершенно не просматривается.

Оперативники на суде постоянно меняли свои показания, по мере того как их уличали во лжи, задавая им вопросы относительно обстоятельств по уголовному делу. Их ничуть не смущало то, что при даче ими предыдущих показаний они подписывались под тем, что знают об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Понимание ими собственной безнаказанности проявилось и в грубых фальсификациях документов уголовного дела. Так, например, вызванный в суд участковый, якобы подписавший характеристику на Таисию,  пояснил суду, что Таисию никогда не знал, на территории где расположен её дом, никогда не работал и никакой характеристики не подписывал. Более того, за полгода до описываемых событий, уволился из МВД. А в характеристике  помимо прочего говорилось, что Таисия является наркозависимой, не указывая обстоятельств по употреблению наркотических средств, а также без указания мер принимаемых к Таисии по контролю ее поведения и надзору за ней. Кто изготовил этот сфальсифицированный документ и подделал подпись участкового, суд отказался выяснить.

Судья Дворянчиков во время процесса последовательно отклоняет все ходатайства защиты, в том числе и просьбу, истребовать из оперативных подразделений аудиозапись и рассекретить  разговоры Таисии с мужем, Сергеем Фомченковым, где они до ареста обсуждают ставшую им известной информацию о готовящейся против них провокации. Отказано также и в вызове руководителя Смоленского отделения центра “Э”, инициатора возбуждения дела и обыска в доме  родителей Сергея, очень странно, что сотрудники данного подразделения вдруг занялись наркотиками, вдруг их заинтересовали не пропаганда, экстремизм, а наркотики. Как правило, из практики, данные подразделения вообще не принимают участие в сопровождении уголовных дел по наркотикам, просто и банально их данная информация не интересует. Многократно отклоняются ходатайства об изменении меры пресечения в виде содержания под стражей, несмотря на вступившее в законную силу поправок к ст. 110 УПК РФ, которые прямо указывают о невозможности содержания под стражей тяжелобольных обвиняемых, суд в нарушение принципа гуманизма держит тяжело больного человека в местах лишения свободы, где нет условий, сил и средств адекватных необходимому лечению и содержанию под стражей. В суд заявлялось ходатайство о проведении медицинского освидетельствования подсудимой Осиповой на предмет наличия у нее заболеваний, по показаниям которых, она, в силу своего состояния здоровья, не в состоянии содержаться под стражей, суд отказывает в удовлетворении данного ходатайства, чем проявляет некомпетентность в рамках полного и объективного исследования вопроса о возможности содержать Осипову в тюрьме.

Параллельно с судебным следствием по уголовному делу, адвокат Осиповой, Шапошникова Наталья Ивановна подает гражданский иск к администрации СИЗО в связи с отказом провести медицинское освидетельствование ее подзащитной для выявления у нее прогрессирующего заболевания, исключающего возможность содержания под стражей. 16 июня 2011 Ленинский районный суд Смоленска постановил считать иск обоснованным и вынес решение о незаконности отказа в медицинском освидетельствовании Осиповой в  соответствии с Приказом Департамента здравоохранения №631 от 02.06.2011 о создании медицинской комиссии и определении медицинских учреждений, на базе которых будет реализовано Постановление Правительства.

28 июня в защиту вступает второй адвокат Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Сидоркина Светлана Ивановна. Это решение было принято в связи с оказанием давления на первого адвоката Таисии со стороны обвинения, которые попытались повлиять на адвоката через адвокатское сообщество Смоленска. Жалоба адвоката Светланы Сидоркиной 6 июля 2011 г. принята к рассмотрению Европейским Судом по правам человека в Страсбурге, ей присвоен номер 41366/11. Жалобе в ЕС присвоена первая категория срочности в соответствии с Правилом №39 регламента Европейского суда.

Окончание судебного следствия и вынесение приговора Таисии Осиповой откладывалось уже несколько раз. Впервые это планировалось сделать в конце марта, но появившиеся в деле распечатки телефонных соединений понятых и просмотр видеозаписи с обыска вынудили судью продолжить судебное следствие. На конец июля судья Дворянчиков был твердо настроен завершить процесс и вынести приговор, о чем он заявил за месяц до этого. Но с 15 июля в Москве на Лубянской площади у Соловецкого камня начала проходить регулярная акция с требованием освобождения Таисии Осиповой. Активистов, молча садившихся  возле камня, ежедневно задерживали сотрудники полиции. Грубо и бесцеремонно, не стесняясь применять болевые приемы против мирных демонстрантов, оформляя при этом протоколы об административных правонарушениях, которые были составлены по явно надуманным и незаконным поводам. Все эти обстоятельства вызвали вполне естественное возмущение в обществе. Благодаря этому, уже к 21 июля – дате предполагаемого вынесения приговора Таисии Осиповой информация о судебном процессе над ней получила широкое распространение в печатных СМИ и Интернете. И произошло закономерное событие, которое становится возможным только, если общество встает на защиту законных прав и интересов отдельно взятого человека – на судебном заседании 21 июля государственный обвинитель вместо того, чтобы перейти к прениям, вдруг предлагает продолжить судебное следствие, заявив ходатайство о проведении экспертиз по второстепенным доказательствам в деле, по которым, кстати, ранее судья уже отказал в экспертизах стороне защиты, вдруг неожиданно факты, на которые защита постоянно указывала и просила исследовать, наконец-то заинтересовал и суд. Стало ясно, что дана установка отложить вынесение обвинительного приговора Осиповой, чтобы не выносить его неправосудно, в обстановке внимания общества к этому делу. Таким образом, судебная машина, по всей видимости, постаралась спасти остатки своей репутации. Они даже догадались, что надо прекратить практику незаконных задержаний активистов у Соловецкого камня. Это произошло 27 июля, однако, как бы компенсируя свою уступку, в этот же день официальный сайт пресс-центр МВД опубликовал сообщение о деле Таисии Осиповой, где говорилось, что «распространяемая некоторыми СМИ информация о якобы сфабрикованном в отношении гражданки Осиповой уголовном деле не соответствует действительности», при этом никак не прокомментировав ставшие известными на суде обстоятельства прямо указывающие на обратное. Так, в заявлении, распространенном пресс-службой ведомства говорится о том, что «судебный процесс ни в коей мере не нарушает права подсудимой. В судебных заседаниях удовлетворяются практически все ходатайства, заявляемые защитой Т.Осиповой». Здесь необходимо уточнить, что из заявленных в ходе процесса 33 ходатайств защиты были удовлетворены 5, остальные оставлены без удовлетворения, как не имеющие отношение к делу.

Суд над Таисией Осиповой продолжается. Пятилетняя Катрина все чаще спрашивает, когда же отпустят ее маму. Нет никаких сомнений, что правоохранительная система, неотъемлемой частью которой является и суд, никого никуда отпускать не собирается.

————

* ФАР никоим образом не связан и не поддерживает НБП, однако мы активно против государственных репрессий оппозиции, а также использования подброса наркотиков и фальсификации правосудия как инструмента этих репрессий и подавления свободы слова.

** такая же фигня



Categories: Личные свидетельства | Tags: , , , , , , , | Нет комментариев »

Оставьте комментарий:

Правила общения на сайте


Продвижение сайтов - Эта Студия